суббота, 21 февраля 2015 г.

Пыльные чувства

В это утро Настю разбудил странный телефонный звонок: «Анастасия Владимировна Калинина? Вам звонят из милиции. Вам необходимо подойти к нам в отделение, чтобы подтвердить личность одного гражданина. У него не оказалось при себе никаких документов. Ко всему прочему он оказал сопротивление при задержании нашим сотрудникам. Этот гражданин утверждает, что вы его жена…» Господи, какая жена? – подумала Настя после разговора с серьезным милиционером. – Мы уже пять лет, как развелись. Лучше позвонил бы своей мамочке!»
Автор: Елена Верес.



Напуская на себя безразличный вид, она делала свои обычные домашние дела. К счастью, теперь ее жизнь не была похожа на жизнь «курочки – несушки». Дети уже выросли. И дочка, и сын учились  в одном престижном питерском университете,  только на разных курсах. Уже не надо было никому готовить завтрак, собирать в школу. Теперь каждое утро она посвящала себе любимой: часовое сиденье в ванной, маски, душистые гели для душа. И, конечно же, неспешная чашечка кофе с шоколадной конфетиной. Какое блаженство!
Но сегодняшний звонок сбил все планы. Все валилось из рук. А она-то была уверена, что тревоги, связанные с ее бывшим, остались далеко в прошлом. Конечно, он всегда присутствовал на всех семейных мероприятиях, помогал деньгами. Но в Настином сердце его место давно пустует. Как говорят: «Разошлись пути дорожки». За эти пять лет Сергей не раз пытался убедить ее начать все с начала. Даже намыливался остаться на ночь, но Настя всегда ловко выходила из этих пикантных ситуаций, отправляя неудачливого Дон Жуана восвояси.
Куда же он опять вляпался? Раньше все решения принимала его мамочка – Софья Петровна. Может если бы не ее вмешательство в их  семейную жизнь, они бы с Сергеем не расстались тогда? Им было, действительно,  хорошо вдвоем.  Уже и двое детей было, а они все прятались от свекрови по углам и целовались, как ненормальные. Но, благодаря вмешательству Софьи Петровны, женщины со слабыми нервами и со слабым, по ее словам, здоровьем и истеричным характером, им нередко приходилось искать «пятый угол». Поскольку, она была всю жизнь женщиной на выданье, то свою нерастраченную энергию направляла на молодых супругов. Начались взаимные упреки, появилось раздражение и непонимание. Сергей уходил, хлопнув дверью, и с каждым днем задерживался все дольше, якобы на работе. Потом она узнала о его изменах. Мир не без «добрых» людей. И так все закрутилось, что к своим 45 годам Настя была совершенно свободна и независима. Обо всем об этом думала Настя, отправляясь в милицию. В кабинете следователя она с удивлением отметила, что вид у Сергея был далеко не озабоченный. Сидит себе преспокойненько, и рот до ушей. Докатился, как бомжа задержали! Позорище! Хорошо, что дети не знают, как низко пал их папаша.
- Гражданка Калинина, вы подтверждаете, что этот человек ваш супруг, Сергей Борисович Калинин? Мелькнула шальная мысль: «Может не признать благоверного?» Но чувство сострадания победило. Она раздраженно поправила: «Бывший муж. Подтверждаю». «Скажите, - не унимался следователь, - во время вашей семейной жизни вы ничего странного за ним не замечали? Совершал ли он какие – нибудь неадекватные поступки? Что нибудь настораживало вас в его поведении?» Нет, не замечала. Если только не считать странным, когда он залез ко мне в окно родильной палаты. Или, когда прыгал по молодости с обрыва в реку, что бы доказать свою любовь. «А вы его любите?» – без всякого смущения поинтересовался следователь. «Ну, знаете... - этот вопрос ее просто доконал. – Насколько  понимаю, я нахожусь не на приеме у семейного психотерапевта!» ---- Да, конечно, извините. Но мы должны убедиться, что этот гражданин не опасен для общества и, что рядом с ним есть люди, на которых он может опереться в трудную минуту. Вам же не безразлична его судьба?
Сомневаясь в реальности происходящего, Настя быстро подписала какие-то бумажки и стремглав выскочила из кабинета. Серега не отходил от нее ни на шаг: «Настенька, понимаешь, я ушел от своей мегеры и мне даже переночевать негде».  «А мама?», - вырвалось у нее, хотя знала, что Софья Петровна сильно постарела и уже не имеет прежнего влияния на сына. Было ее даже несколько жаль: старая, больная старуха. «Нет к маме нельзя. У нее сердце, – продолжал оправдываться Сергей. – Не бойся,  я тебя не побеспокою».
- Ладно! Но только смотри – тише воды. У меня своя личная жизнь, работа. Прошу меня не утомлять. «Заметано, - оживился Серега.
– Ты домой? Иди, а мне тут надо еще кое-что уладить.
-  Да я как-то и не волнуюсь. Прошли те времена...
Придя домой, Настя первым делом «нырнула» в ванну с пенкой «Антистресс» «Что я делаю, - корила себя Настя, утопая в пахучей пене, будто Афродита. -   Зачем бередить былые  раны?» Как поет сладкоголосая Валерия: «Была любовь...».  Укутавшись мягким пледом, она уснула на диване, не раздеваясь. Слишком много эмоций за один день! Она проснулась от странного звука. Звон бокалов. Еще сонная, Настя пошла на звук. О  боже! Сергей хлопотал над шикарно сервированным столом. Горят свечи. В   центре – ее любимый ананас. Подлиза! Наверное, стоило возмутиться и вышвырнуть этого Санта- Клауса вместе с ананасом. Но Настя, как завороженная уселась за стол. Вот дуреха! А может подсознательно она и мечтала  об этом, все эти двадцать лет? Как хочется уюта, покоя, потрескиванья свечей и … его взгляд. Господи, она давно так не смеялась. Сережка хохмил, рассказывал анекдоты, а она хохотала как идиотка. Как будто не было этих двадцати лет. 45 – баба ягодка опять! Да, консервированная. Ну и пусть. В конце концов, она свободная женщина и может делать что хочется. Еще как хочется!
Она проснулась позже обычного. Хорошо, что сегодня выходной. Можно понежиться в постельке. Тут Настя стала вспоминать события вчерашнего вечера. Кошмар. Из кухни доносились потрясающие запахи. Шкварчала яичница. Серега старается! А все-таки классно. Лямур. Кофе в постель. Раздался телефонный звонок. Настя инстинктивно схватилась за трубку. Когда поняла, что Сережа взял первым, хотела, было, ее тихонько положить, но этот голос на другом конце провода…
- Привет друг. Ну, как у тебя дела? Видимо неплохо. Вчерашний розыгрыш возымел свое действие. Хорошо, что начальство не узнало, а то бы устроило  мне...  Был бы свахой на гражданке.
- На свадьбу не забудь пригласить. «Я твой должник Сашок, - раздался восторженный голос Сергея. – Думал, что она никогда не простит меня. Это не женщина – богиня. Я ее очень люблю и никогда не заставлю страдать»
Он так и застал ее ревущую, с трубкой в руках.
- Зачем нужен был весь это спектакль с задержанием? Ты хотел проверить дура ли я? Ну что убедился? Дура! Какая же я дура!
- Да ты что! – взревел как на голгофе Сергей. Да я для тебя! Я же люблю тебя! Но ты не подпускала меня на километр. Это я дурак. За пять лет не смог добиться прощения у любимой женщины. Столько время упущено! Прости, но только не гони. Я так совсем свихнусь, и будешь передачки мне в психушку носить. Ведь будешь же? Сергей целовал, катящиеся по Настиным щекам, слезы. И тут Настя отчетливо поняла, что будет носить эти,  чертовы передачи, и что пойдет за этим мужчиной куда угодно. Возможно, их чувства слегка запылились, но они никуда не исчезли. «Буду-у-у» – еще громче заревела Настенька.
«Глупенькая моя, родная моя» – успокаивал Сергей свою любимую женщину.     

Комментариев нет:

Отправить комментарий